Французские сирени

  • admin
  • Комментариев нет
Французские сирени
  • Фото: Французские сирени

История селекции французских сиреней уходит корнями в конец XVIII — начало XIX века. И началась она с одной из первых садовых форм сирени обыкновенной, называемой ‘Marly’, и персидской сирени с разрезными листьями.

Марлийской сиренью любовались еще со времен блистательного Короля-Солнца Людовика XIV в его резиденции Марли (Marly-le-Roi). Отсюда и ее название. Откуда во Франции появилась эта пурпурная сирень, неизвестно. Король роскоши и расточительства не скупился на все самое лучшее и изысканное для украшения своих дворцов и парков. Некоторые ботаники того времени считали родиной марлийской сирени Каледонию (Шотландию), где впервые в 1680 году была упомянута сирень пурпурного оттенка.

ОТ ПЕРСИДСКОЙ СИРЕНИ

Персидская сирень с разрезными листьями (Syringa persica var. laciniata), в простонародье называемая сиренью с листьями петрушки, впервые упоминается в европейских источниках начала XVII века. В 1777 году садовник Руанского ботанического сада (впоследствии ставший его директором) г-н Варен (М. Varin) вывел новую сирень из ее семян, полученных в результате естественного опыления. Что было отцовским растением, он не знал. Предположили, что сирень обыкновенная. Новый сеянец соединил в себе черты как цельнолистной с. персидской (S. persica), так и с. обыкновенной (S. vulgaris.). От материнского растения он унаследовал раскидистую форму куста с тонкими и гибкими ветвями, но с более крупными и яркими цветками. А вот листья были цельные, но мельче, чем у сирени обыкновенной. За новой сиренью закрепилось имя автора — ‘Varin’. Впоследствии ботаники внесли уточнение ее географического происхождения, обозначив как S. rothomagensis (так древние римляне называли город Руан). Сирень получила признание и пользовалась популярностью до тех пор, пока ее не затмила другая очаровательная новинкапарижского цветовода г-на Сожа ( М . Sauge).

В 1809 году из семян сирени ‘Marly’ он получил интересный экземпляр, похожий на сирень ‘Varin’, но с более выразительными цветками. Не сказав никому ни слова, цветовод в течение нескольких лет размножал свой сеянец и продавал на рынке пока случайно кто-то из садоводов, знающих толк в сиренях, не увидел его. Сеянцу присвоили имя автора — ‘Sauge’, и несколько лет эта сирень была на пике популярности.




БЕЗЫМЯННЫЕ НОВИНКИ

В самом начале XIX века появлявшиеся «сиреневые» новинки зачастую не имели названий. Ботаники не успевали за садоводами-селекционера- ми, которые шаг за шагом двигались в сторону улучшения дикоросов. С каких конкретно растений собирали семена или что с чем скрещивали любознательные садоводы, оставалось порой неизвестным. В каталогах питомников продаваемые сирени изначально обозначались просто цветовыми оттенками: сирень фиолетовая, сирень пурпурная или сирень белая. Когда лимит скудной на то время цветовой палитры был полностью исчерпан, к названию стали добавлять слова superba или grandiflora, подчеркивая тем самым превосходство новых сиреней с более крупными цветками и соцветиями.

К наиболее известным садовым заведениям, двигавшимся по пути улучшения сиреней в 1820— 1840-х годах, относятся питомники следующих владельцев: Луи Нуазета (Louis Noisette) из Парижа, больше знакомого цветоводам по выведенным им древовидным пионам и нуазетовым розам; семьи Уден (Oudin) из Кальвадоса и У. Одибера (U. Audibert) из Тара- скона, на котором остановимся подробнее.

ПИТОМНИК ОДИБЕРА

Питомник Урбена Одибера (Urbain Audibert, 1789—1846) находился на юге Франции. Отец Урбена был хорошо известен в среде садоводов. Понимая, что его знаний не хватает, чтобы идти в ногу со временем, он дает сыну прекрасное ботаническое образование. После стажировки в лучших питомниках Франции Урбен возвращается домой. В отличие от консервативной старости пылкая молодость жаждет кардинальных перемен. Видя отсталость отцовского питомника, уже не соответствующего современным требованиям, молодой хозяин решается на его радикальную реорганизацию, несмотря на протесты отца и на участившиеся конфликты с ним. Сократив площади под плодово-ягодными культурами, Урбен расчистил места под декоративные растения, лишившись тем самым недополученной прибыли от продажи плодов и ягод в первые годы перестройки. Питомник с трудом удержался на плаву. Но, когда подросшие декоративные культуры стали размножать на продажу, дела постепенно пошли в гору.

Вскоре умирает отец, и Урбен в 20 лет становится кормильцем семьи и хозяином крупного по тем временам садового заведения площадью 30 га.

Одним из направлений работы его заведения стала акклиматизация завозимых из других стран растений. В те времена Франция вела захватнические войны за рынки сбыта, став второй после Англии колониальной империей. Из колоний Северной Африки и Азии вывозились местные растения и семена, которые французские садоводы стремились адаптировать к более холодному климату Франции.

Прогрессивный хозяин отвел часть территории питомника под акклиматизацию южных экзотов. Успешно адаптированные в открытом грунте юга Франции, они продвигались для дальнейших испытаний на север страны; не прошедшие испытания перемещались в оранжереи и теплые помещения. Изучая поведение «туземцев», Урбен выкладывает результаты своих исследований в прессе, оказывая тем самым неоценимую услугу садоводам.

В 1822 году к работе питомника подключается младший брат, и у Урбена появляется больше свободного времени для научных исследований и ботанических поездок. Двери его садового заведения открыты для всех желающих. Ботаники приезжают сюда пообщаться с хозяином и понаблюдать за его подопытными растениями.

За заслуги перед отечеством его награждают орденом Почетного легиона Франции. Умер Урбен в 57 лет после продолжительной болезни. Питомник возглавили его сын и брат, но, вероятно, они не обладали хваткой, чутьем и знаниями Урбена — питомник постепенно стал терять свои позиции и значение.

Автор статьи — Бирюкова Светлана Вениаминовна, сайт автора

Возможно, Вас заинтересует:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.